«НОСТАЛЬГИЯ» – первая книга рассказов, основанных на реальных событиях собственной жизни, г. Красноярск, 2008 г.

НА СТОЛБАХ («ИЗЮБРИ»)

Константину Ерёмину

В вершинах деревьев тревожился ветер,
Не в силах замедлить уход сентября.
Был день именин самых лучших на свете
Трёх женских имён, что даются не зря.

Читались стихи, и гитара звенела.
Изба для гостей не жалела тепла.
И не было нам ни малейшего дела,
Что где-нибудь есть поважнее дела.

В осеннем просторе качели летели!
Из марева бани да в снег босиком!
Там чистыми были и мысли, и тело,
И было душе беспредельно легко.

В подарок кедровые ветки вручались
И гриб-дождевик на ковре изо мха.
Меня поздравляя, деревья качались,
Мол, эта погода не так уж плоха!

Хоть снег островками, а рядом, взгляни-ка,
По белому, зелени и желтизне
Алеет нетронутая костяника –
На вид хороша и съедобна вполне!

Как пахнут пустые пчелиные соты!..
Играет Сашко на душевной струне.
И здесь забываешь, откуда и кто ты.
Осеннее имя подарено мне.

НОСТАЛЬГИЯ

Когда Стёпе исполнилось десять лет, мы с ним поехали по туристической путёвке в Болгарию. Получилось это случайно. Деньги я копила на комнату гостиного типа, но цены бежали быстрее, чем пополнялось содержимое моего кошелька, догнать не удавалось. Потому перспектива развода уходила за линию горизонта. Видимо, кто кого переживёт…
Я сидела на работе, шмыгая носом и роняя слёзы на готовые к выдаче сертификаты. А один из клиентов, ставший невольным свидетелем этих слёз, вдруг сказал: «Да плюньте на всё. На эти деньги можно за границу съездить». «А почему бы и нет?» — подумала я. Сбережений хватало или на Объединённые Арабские Эмираты, или на Болгарию. Решили ехать к братьям-славянам, соблазнившись ещё и тем, что маршрут путёвки лежал через Ленинград.
В Ленинграде стояли белые ночи!.. Нас, провинциалов, удивляло всё. Станция метро «Невская» – вся, будто в чешуйках кольчуги. Бесконечность магазинов «Гостиного двора». Светофоры на Невском проспекте, зелёный свет которых горит так долго, что дорогу пешеход может перейти трижды, а в нашем Красноярске – всё для транспорта, вечно бежишь, как ошпаренный. Дворцовая площадь с импровизированной лёгкой сценой, на которой пела группа «Руки верх», кидая в толпу молодёжи футболки с одноимённой надписью и кроссовки. Народ ревел от восторга! Но мы купили игрушечный мотоцикл, высекающий искры из заднего колеса! И Стёпу не интересовало ничего, кроме этой игрушки: «Мам, смотри, как он через провода перепрыгивает!» От сцены по площади тянулись бесконечные провода. И до «Атлантов» Стёпе не было ни малейшего дела, как я ни пыталась привлечь к ним его внимание! Посетили «Эрмитаж» с Рыцарским залом, доспехи рыцарей в котором впору разве что 15-летним мальчишкам. Видимо, человечество значительно выросло со времён Ледового побоища! Навестили в «Эрмитаже» и мою «Юдифь», что получилось довольно стремительно, так как Стёпа упорно тянул меня покататься на метро! Тапки из войлока посетителям в этом, 1995 году, уже не выдавали, из-за чего немилосердно страдал удивительной красоты паркет Зимнего дворца. Побывали и в Петродворце, где, омывая золотые скульптуры, били фонтаны, а по дорожкам прогуливались почти настоящие царь Пётр и царица Екатерина!
Самолёт на Болгарию был полон детей. При приземлении в аэропорту г. Бургас все они, будто сговорившись, захлопали в ладоши!
За две недели отдыха мы не только подпалились на солнце и наплескались в море, но успели и многое увидеть. Это, прежде всего, дельфинарий в г. Варна, куда нас свозили полюбоваться на умниц-дельфинов. Посещение ресторана «Лагерный огонь», где удивительные болгары – парень с девушкой – ходили босиком по раскалённым углям, а мастер-гончар обучал детей лепить посуду на гончарном круге, чем воспользовались и мы.
По утрам нас ждал шведский стол, обедали мы на пляже, как придётся, а вечерами ходили по маленьким уютным ресторанчикам. Особенно полюбили один, официант там был одет морячком и всегда приветливо улыбался нам. Однажды за соседним столиком угадала старушка-немка, которая пренебрежительно отбросила официанту на край стола пустую пачку из-под сигарет, мол, какого чёрта не убираешь. Как будто эта пачка была стеклянной, и он мог видеть, что она пуста!.. Официант прятал от нас глаза. А я поняла, что не хочу ей простить ни этого морячка, ни ту давнюю войну, на которой погибли мои дядья… Захотелось домой. И как можно скорее. От чужой речи, от чужой музыки и от этой полулысой старушки. Эмоции побеждали разум. В душу вошла ностальгия…
В самом конце срока путёвки мы решили не отказываться от предложенной поездки в Турцию. Автобусом – на один день и одну ночь. На таможне при пересечении турецкой границы без конца крутили запись скандальной встречи Жириновского с Немцовым. Они насмешили весь мир, а не только перестроечную Россию! Русские с улыбкой смотрели эту запись, подспудно тревожась: что там дома? Ведь мы уже полмесяца без новостей из России, без программы «Время», без «Взгляда», недавно потерявшего Листьева…
Стамбульская гостиница, куда нас поселили, была неподалёку от пролива Босфор. На противоположной стороне – уже Азия. Купола, мечети, башни… Мы ходили со Стёпой по набережной, ошалевшие от впечатлений! Я сожалела о хорошем фотоаппарате, так как с собой у нас был только «Полароид», выдававший плохонькие мгновенные фото.
В соборе св.Софии Стёпа выдернул сам себе давно уже качавшийся зуб. После долгих поисков мы нашли-таки каменную щель, куда и опустили этот зуб на веки вечные! Впечатляющей «экскурсией» было и посещение стамбульского магазина под названием «Базар»! Сияли витрины с огромным количеством золотых украшений, громоздились горы ковров и ковриков, бочек и бочоночков, велосипедов и велосипедиков. Изобилие как-то грустно потрясло моё воображение!.. В одном из отделов с сувенирами усатый турок нарядил Стёпу в феску и дал ему в руки саблю, преобразив голубоглазого блондина в турчонка! Надарил нам сувениров, не смотря на моё сопротивление, так как отдариться нам было нечем – я не догадалась ничего взять с собой из дома. Долларов на Турцию почти не оставалось, потому мы купили там лишь арбуз! Для Болгарии доллары уже были наменяны на левы, а вот поменять рубли на доллары – это оказалось за границей неразрешимой задачей, никому не нужны наши деревянные! Пришлось тратить всё «лишнее», лишь вернувшись в Ленинград!
Устав от Турции, автобусного комфорта и даже от болгарского моря, мы спешили домой. В ленинградском аэропорту музыкой звучали обычные переговоры работников по громкой связи на РУССКОМ языке! Бросив вещи в гостинице, сразу же побежали в закусочную, где на витрине красовалась наша еда – манты и пельмени. Но на моё: «Мне одни манты и одни пельмени» буфетчица грубовато и без тени смущения ответила: «Какие манты? Нет мантов». Меня разобрал смех! Я готова была обнять эту тётку за нашу, весьма доходчивую, русскую речь!
Из Ленинграда мы самолётом отбыли домой. В Красноярске приземлились на рассвете и, увы, без аплодисментов!.. Люди торопливо бежали к автобусу, подъехавшему к трапу. А Стёпа вдруг сказал: «Не торопись, мама, это наша земля».
Вот и он впервые испытал это чувство, которое называется ностальгией. От греческого nostos – возвращение и algos – боль, или тоска по родине.

Вам также может понравиться

About the Author: Валерий Ковалёв

Добавить комментарий